Местная религиозная организация приход Богоявленского собора г. Кургана Курганской епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)

"Се бо отныне ублажат Мя вси роди"

(Лк. 1, 48)

Символические образы Богородицы в литургических текстах праздника «Покрова Богоматери»

Символические образы Богородицы в литургических текстах праздника «Покрова Богоматери»

Иерей Д.В. Гордеев старший преподаватель ДВФУ

Праздник Покрова Пресвятой Богородицы празднуется 14 октября (по новому стилю) / 1 октября (по ст. стилю). В 48-ой главе Типикона этот праздник отмечен знаком – крест в круге, который в предыдущей главе истолковывается как знак, присущий великим праздникам [6]. В современной приходской практике всегда совершается всенощное бдение под великие праздники, даже если они выпадают в будний день (в приходской практике службы совершаются в воскресные и праздничные дни – двунадесятые и великие праздники, а в некоторые будни дни служатся молебны).

Н.С. Серегина отмечает, что почитание праздника Покрова начинает развиваться при благоверном князе Андрее Боголюбском и продолжается после его кончины. Сейчас этот праздник празднуется очень торжественно во всех храмах Русской Православной Церкви [5, с. 141–142].

В Приморской митрополии Покровский собор города Владивостока является кафедральным, в день престольного праздника многие прихожане других храмов приходят сюда на праздничную службу. Праздничные тексты провозглашаются и исполняются очень торжественно, взоры молящихся устремлены на центральный аналой, где лежит праздничная икона, и на такой же образ в первом ряду иконостаса.

Л.А. Щенникова, И.А. Шалина и другие исследователи убедительно доказывают, что в праздничных гимнах и библейских текстах раскрывается смысл иконы праздника [7; 8]. О.Е. Этингоф, рассматривая иконографию Успения Богородицы XIII века, приходит к выводу, что «в иконографии … Успения Богоматери отчетливо проявилась литургическая символика, основанная на гимнографических, гомилитических текстах, литургических толкованиях, значении чинопоследований и традиции почитания святых мест» [9, с. 217]. Таким образом, в иконе праздника художественными средствами отображается история события, богословское осмысление, а в некоторых конкретных изображениях – и процесс литургического чествования этой памяти.

Исследования, рассмотренные нами, посвящены раскрытию содержания икон через гимнографические и другие литургические тексты; они имеют узкий ракурс анализа, когда конкретное изображение разбирается через службу этому событию или лицу. По итогам краткого обзора научных работ мы задаемся логичным вопросом: есть ли общие элементы в текстах служб, посвященные одному лицу и событиям, связанным с ним и празднующимся в разные дни года, через которые раскрываются, актуализируются или по-новому объясняются все иконы, относящиеся к этому лицу?

Мы попытаемся выявить общие элементы в службе Покрова Пресвятой Богородицы и в службе в честь Рождества Пресвятой Богородицы.

Рождество Пресвятой Богородицы празднуется 21 сентября (по новому стилю), является двунадесятым богородичным праздником, праздничные тексты звучат на малой вечерне и всенощном бдении, согласно предписаниям Устава.

Инок Григорий (Круг), рассматривая икону Рождества Пресвятой Богородицы, говорит, что на иконе выражено, главным образом, пророческое чаяние ветхозаветных праведников о Рождестве Матери Божией. Это выражается в трех паремиях. В текстах представлено или прикровенно изображено в прообразах приближающееся спасение через Божью Матерь: лествица Иакова, врата (двери), через которые может пройти только Господь, и Дом Премудрости [2, с. 408]. Истолковывая слова инока Григория (Круга), мы можем предположить, что одним из элементов, объясняющих икону, в дни памяти Пресвятой Девы служат прообразы и зашифрованные пророчества в символической форме.

Рассмотрим тексты службы Рождества Пресвятой Богородицы с целью выявления прообразов и символов для выражения и истолкования этого события.

В богослужебных текстах встречаются следующие символы – град, дом, храм, палата, чертог, селение, скиния, гора, дверь, лествица, жезл [4].

В следующих литургических песнопениях родившаяся Дева Мария сравнивается с внутренним пространством города, комнаты:

  • «…Божие обителище, от неплодныя днесь утробы пройде Анны славныя…» – четвертая стихира на литии;
  • «…се бо даде ми Господь одушевленную палату Божественныя славы Его…» – третья стихира на стиховне великой вечерни;
  • «…се бо Света чертог…из утробы произыде…» – стихира по пятидесятом псалме;
  • «О чрево, вместившее Божие селение!..» – четвертый тропарь седьмой песни второго канона;
  • «Приидите, вси узрим, яко от чертога мала, Божий град, ныне раждаемый…» – четвертый тропарь восьмой песни второго канона.

В следующих тропарях Дева Мария именуется священным пространством храма, но храм не обычный (каменный, бревенчатый или переносной – скиния), а одушевленный. В нем обитает Слава Бога и в нем происходит постоянное богообщение, оно выражается через молитву:

  • «Всемирная радость от праведных воззсия нам… яже премногия ради чистоты храм Божий одушевленный бывает…»– первая стихира на стиховне великой вечерни;
  • « Яже к Богу нашего примирения предопределенная скиния… имущи родити Слова…» – второй тропарь восьмой песни первого канона.

Один текст в службе Рождества Богородицы указывает, что именование Девы Марии горой, дверью и лествицей – это прямое следование пророкам. Во время звучания таких текстов верующему человеку предлагается мысль, что он продолжает жить в библейской традиции, что он может мыслить, переживать и воспринимать события Священной истории в символах и прикровенно, как пророки: «Гору и дверь небесную и мысленную Тя лествицу боголепно лик божественный пронарече…» – второй тропарь седьмой песни первого канона.

Символ жезл чаще других встречается в этой праздничной службе, и, возможно, по мыслям гимнографов, он является самым актуальным для этой службы, так как Дева Мария родилась от рода Давида и Иессея. Она – их потомок, плод, ветвь и более точно – жезл, которому надлежит раскрыться, расцвести в дальнейшей истории. В экзегетической традиции утверждается, что Дева Мария могла не стать Матерью Бога Слова, если бы отказалась от предложения архангела Гавриила, поэтому можно с уверенностью сказать, что этот символ занимает главное место в службе:

  • «…цвет от Иессея и от корене его жезл прозябе.» – первая стихира на литии. Такой же смысл встречается в стихире после Слава, и ныне в стихирах на стиховне великой вечерни;
  • «… от корене Иессеева жезл, пречист цвет, Христа, израстившую» – третий тропарь третьей песни второго канона;
  • «Ныне жезл Ааронов, от корене давидова прозябший, ныне Дева Чистая происходит…» – второй тропарь третьей песни второго канона.

Проанализировав прообразы и символы службы Рождества Пресвятой Богородицы, мы заключаем, что:

1) все символы и прообразы, которые встречаются в гимнографических текстах, обозначают и именуют одно лицо – Пресвятую Богородицу;

2) самым часто встречающимся символом является жезл, он наиболее точно подходит для богословского осмысления события Рождества Девы Марии, так как жезлу (сухой палке) предстоит принести плод в дальнейшей истории;

3) символ употребляется в тексте от лица разных людей, живших в разные временные периоды. Человек через символы, прообразы молится устами праведников и пророков, он предчувствует, предугадывает священное событие, находясь в пространстве ветхозаветной библейской традиции. Тут же он видит исполнение пророчеств, являясь участником самого момента рождения, и поет благодарную песнь. В некоторых текстах символы Богоматери предлагают верующему осмысление этого события последующими поколениями христианских подвижников.

Следующий элемент нашего анализа – служба Покрова Пресвятой Богородицы [3].

В текстах в честь Покрова Пресвятой Богородицы встречается еще больше символов и прообразов в честь Богоматери.

Символ гора представлен как аллюзия на четыре книги Ветхого Завета – книгу Исход, книгу пророка Аввакума и книги великих пророков Даниила и Исаии:

  • «Дивный прорече Исаия: будет бо, рече…яве гора Господня и дом Господень верху горы: увидехом… о Тебе истинное сбытие…» – вторая стихира на «Господи воззвах» великой вечерни;
  • «Гора еси велика и преславна, паче горы Синайския, Богородице: она бо, не терпящи снития Славы Божия во образех и сенех, огнем возгарашеся, и громи и молнии тамо быша, Ты же … Божия Слова во чреве неопально носила еси…» – третья стихира на стиховне великой вечерни.

В этом отрывке гора Синай – место, где Бог беседовал и давал закон еврейском народу, но Он не сущностью Своей восседал на ней, а только проявлял Себя явлением славы и величием, так как Бог не ограничен местом и пространством. Гора от такого присутствия Бога дрожала, был гром и блистания молнии, а в Божью Матерь в момент зачатия вместилось «всего в себе Божия Слово» с большой буквы, само Слово – Вторая Ипостась Пресвятой Троицы, и облеклось плотью. Дева Мария во время беременности не была жегома огнем, как гора.

  • «Гору Тя велику Даниил пронаписа: из Тебе бо без семене родися Христос и сокруши всю демонскую лесть…» – третий тропарь шестой песни канона;
  • «Гора, усыренная Духом, юже Аввакум виде точащу верным целебную сладость, Богородице Дево, исцели ны…» – второй тропарь седьмой песни канона.

Дом, палата и град рассматриваются с позиции нужд современного христианина. Через обращение к Богоматери человек становится членом Церкви (сообщества), которому сама Матерь Божия является защитницей, Она – «стены дома или города».

  • «Доме Евфрафов, палата Царя Небеснаго, всему миру покрове и помощь народу нашему» – первая стихира на стиховне великой вечерни;
  • «Граде Божий Небеснаго Царя, покрый град Свой…» – вторая стихира на стиховне великой вечерни.

Дева Мария является священным сокровищем христиан, которое было дано Богом в Ветхом Завете еврейскому народу в виде скиниижезла Аарона или кивота, но, по мнению иерея Александра Тимофеева, в эпоху Нового Завета они потеряли свою ценность, так как они только предуказывали Ее персону и роль в Церкви [1, с. 28].

  • «Скинию Тя Моисей… именова…» – второй тропарь первой песни канона;
  • «…Тя Моисей и жезл Ааронов именова» – второй тропарь первой песни канона;
  • «Паче Аароня Кивота всю Тя Бог освятил есть Духом, Богородице, Святым, и Ангелом служити Тебе повеле, с нимиже за град и люди молися…» – второй тропарь четвертой песни канона.

В текстах Покрова раскрывается тема зачатия Божией Матери Христа при помощи символов руно и лествица и их раскрытие. Тема зачатия Божией Матери не раскрывается в службе Рождества Богоматери при употреблении гимнографом символа лествица, но объяснение этого символа имеется в тексте Покрова.

  • «Гедеон Тя руно прообрази, на Тя бо, яко роса, Христос бог сниде, к Немуже, Богородице, молися…» – четвертый тропарь третьей песни канона;
  • «Доброту Тя Иаковлю и лествицу Небесную, по нейже Господь сниде на землю…» – четвертая стихира на «Господи воззвах» великой вечерни.

Таким образом, мы можем сказать, что:

1)в службе Покрова символы Богоматери являются аллюзиями на книги Ветхого завета;

2) символы дают христианину понять его место в Церкви и значение для него Пресвятой Девы как защитницы и ходатаицы;

3) в текстах службы Покрова происходит раскрытие смыслов, которые не объясняются в службе Рождества Богородицы;

4) символы служат средством для раскрытия сложных христианских догматов, в данном случае о Боговоплощении.

Подводя итоги нашего исследования, мы с уверенностью утверждаем, что символы Богоматери в рассмотренных выше службах взаимораскрываются и имеют разную смысловую нагрузку. Символы являются главным элементом в текстах служб в честь Богоматери. При звучании текстов Покрова происходит не только раскрытие иконы праздника и храмовой иконы в нашем случае, но и изображение в честь Рождества Пресвятой Богородицы тоже актуализируется. При звучании текстов образ (изображение) Пресвятой Девы осмысливается, истолковывается и преподносится христианину для богословствования. Этот подход даст возможность рассмотреть образование герменевтического круга в литургическом действе между текстами в честь Пресвятой Богородицы и Ее изображениями в храме.

Также мы предполагаем, что смысловое наполнение символов детальным образом отображается в иконе через цветовую гамму, интерьер или положения персонажей и их жесты.

Список литературы

  1. Где находится могила Адама, или Парадоксы библейской археологии // Фома. – 2012. – № 9. – С. 21–29.
  2. Григорий (Круг), инок. Рождество Пресвятой Богородицы // Православная икона. Канон и стиль. – М.: Паломник, 1998. – С. 407–409.
  3. Минея октябрь. – М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2002. – 948 с.
  4. Минея сентябрь. – М.: Издательский Совет Русской Православной Церкви, 2003. – 924 с.
  5. Серегина, Н.С. Песнопения русским святым. По материалам рукописной певческой книги XI–XIX вв. «СТИХИРАРЬ МЕСЯЧНЫЙ». – СПб.: Российский институт истории искусств, 1994. – 470 с.
  6. Типикон. Т.I. – СПб.: Общество свт. Василия Великого, 1997. – 592 с.
  7. Шалина, И.А. Псковские иконы «Сошествие во ад». О литургической интерпретации иконографических особенностей // Восточнохристианский храм. Литургия и искусство. – СПб.: Дмитрий Буланин, 1994. – С. 230–263.
  8. Щенникова, Л.А. Силы Небесные: иконография и литургические тексты // Восточнохристианский храм. Литургия и искусство. – СПб.: Дмитрий Буланин, 1994. – С. 179–185.
  9. Этингоф, О.Е. Образ Богоматери. Очерки византийской иконографии XI–XIII веков. – М.: Прогресс-Традиция, 2000. – 312 с.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

два × два =

Внесите свой посильный вклад в развитие сайта о Югской иконе Божией Матери

0

Your Cart