Местная религиозная организация православный приход Богоявленского кафедрального собора г. Кургана Курганской епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)

"Се бо отныне ублажат Мя вси роди"

(Лк. 1, 48)

Письмо в рай!

Читательница нашего сайта Оксана Захарченко прислала мне на электронную почту замечательное письмо, которое я посчитал необходимым опубликовать. Надеюсь, что данный труд найдет своих читателей! Помощи Божией автору и новых творческих успехов! С уважением, архимандрит Иннокентий.

«У каждого человека в душе Бог,
к которому он когда-нибудь придет».
(Архимандрит Тихон).

Благослови, преподобный отче Далмат. Ты уж прости меня за дерзновение, но в монастыре у нас так мало времени для общения, что я взяла на себя смелость написать тебе письмо. Ты знаешь, сейчас люди совсем не пишут писем, считая это старомодным занятием, но мне кажется, что письмо это кусочек сердца, а не доходят только те письма, которых не пишут.
Ты, наверное, и не помнишь, как состоялась наша первая встреча в основанном тобой Свято-Введенском женском монастыре. Тогда я ещё не знала тебя, но ожидая свою очередь на исповедь, мой взгляд каждый раз задерживался на иконе незнакомого таинственного старца. Только теперь понимаю, что это ты тогда благословлял меня на священное таинство, помогал осознать свои грехи, покаяться перед Господом нашим. Теперь я точно знаю, что нет непрощаемых грехов — есть нераскаянные.
А помнишь, как я первый раз приехала к тебе? Осторожно войдя в незнакомый храм, подошла к мощам, совершенно не осознавая в какое святое место привел меня Господь. Кто-то из братии открыл мне усыпальницу, позволил приложиться к святыне, я спустилась к источнику, прошлась по территории монастыря и, напоследок, зашла попрощаться с тобой. Интересный старец, подумалось мне, говорят чудеса творит, что бы такое попросить у него?! Вроде все есть, со всем справляюсь, ан нет, вспомнила – есть одна беда у меня в доме – мыши, столько лет с ними борюсь, все средства перепробовала, всё толку нет, так и выпалила сходу тебе… Три года с тех пор прошло, каждый свой приезд я на коленях прошу у тебя прощения за дерзость свою: прости меня преподобный Далмат, прости глупую, неразумную. …а мышей-то с тех пор у нас больше не было…
Помнится, в один из приездов, я рассказывала тебе об одной послушнице, уж лет 15 как в монастыре подвизается. Глядишь, придет в монастырь какая сестричка, годик – другой и уж инокиня, а эта всё на коровнике трудится, не видно её, не слышно, Верку-то. Подойдешь к ней, спросишь за житьё-бытьё, а она улыбается и на все вопросы «Слава Богу за всё!» отвечает. А я, по незнанию-то своему, все просила чтоб ты в инокини её произвести помог. Невдомёк мне тогда было, что к постригу-то особая готовность нужна, устроение внутреннее, зрелость духовная. Уж не знаю, права ли я в просьбах своих была, но мать Ева теперь она…
А как я к тебе на службу «Марьино стояние», что на 5-й седмице Великого поста в прошлом году приезжала не забыл? Очень люблю я и службу эту, и Марию Египетскую, постоянно заботу её обо мне грешной чувствую. Служба-то долгая была, покаянный канон целиком читали, и так невыносимо мне на коленях на дощатом полу стоять было, ноги затекли, сил никаких уж нет, а гордыня-то так и шепчет: «Спастись то хочешь, стой, терпи». Как достояла до конца, не помню. Поднялась с колен и такая гордость на меня напала, вот мол, какая я молодец, три часа на коленях выстояла, теперь раз — два и дома, что там 200 км. Благословлявший меня в дорогу о. Тимофей, скромно поинтересовался: видела ли я что творится на улице? Лихо, почти по-гусарски, я отрапортовала ему, что мне теперь ничего не страшно, и тем более непогода. Выйдя за ворота, спесь словно рукой сняло. Мокрый снег не позволял видеть дорогу на расстоянии полуметра, штормовой ветер раскачивал машину, показывая всю ничтожность нашего бытия, мрачное сине-черное небо нависло над головой, словно говоря, что мы лишь песчинки в мирозданье. Так и ехала, сознавая, что за всё на свете придется платить, искренне раскаиваясь в своём фарисействе. Прошло достаточно времени, я с ужасом посмотрела на спидометр, ближе к дому я была всего на два километра… «Достойное по делам своим приемлю!» — вырвалось у меня… Вдруг словно кто-то отодвинул снеговую завесу, дорога домой открылась, небеса ясные-ясные стали и звёзды появились, невиданное количество звёзд. Прости меня, Далмат, ты ещё раз показал мне, что когда надо, Бог берёт нас за руку и ведёт прямо к цели, нужно только не лениться и быть готовым подать Ему руку…
А нынешний Новый год помнишь!? Лучшую встречу нового года ты нам подарил! Каждую минуту все мы принимаем решения той или иной степени важности, но решения, которые могут радикально изменить судьбу – принимаются лишь несколько раз. За несколько дней до новогодних праздников я ездила проведать одного старенького монаха, о. Силуана, ну и как полагается, про свою жизнь ему поведала. Оставь ты эти бесовские пляски мирские, и поезжай в Далматово, сказал он мне, да постой на службе св. Вонифатию, помолись, может Господь и вразумит тебя, никудышную. А почему бы нет, 1-го января все пытаются начать новую жизнь, аккурат подходящий момент, чтоб вырваться из замкнутого круга и изменить жизнь к лучшему. Так всем семейством мы к тебе и пожаловали. Спаси Господи твою монастырскую братию, встретили нас, разместили, провели экскурсию по обители, поднялись в некогда величественный Успенский Собор, отстояли всенощную в Скорбященском Храме, спустились в усыпальницу, посетили надвратную церковь и везде, в каждом уголке монастыря, чувствовали твоё присутствие, твое незримое попечение о нас. Казалось, без твоего веления там не происходит ничего. Всё это время с нами была годовалая внучка, ты наверное помнишь, как благоговейно, бережно, с любовью прикладывалась она к твоим мощам, как смиренно вела себя в усыпальнице, постоянно прикладывала пальчик к губам говорила: «тише – тише», словно боясь потревожить твой покой. 90 % кожи у неё было покрыто коркой, неизвестно откуда взявшейся после рождения аллергии, а теперь твоя маленькая прихожанка, шлёт тебе земной поклон и машет совершенно чистыми без корост ручонками.
Утомила я тебя своими рассказами, но уж коли довелось письмо написать, ещё случай расскажу. Есть у меня соседка, Лариска, ухватистая такая бабёнка, всё у неё в руках горит, за что ни возьмется; да одна беда, не особо воцерковленная она. Я уж ей и так про православие и этак, соглашается, кивает головой, а глядишь, опять без крестика нательного носится. Вот и попросила я тебя, чтоб в храм её привёл да всю энергию ее неугомонную в нужное русло направил. И вот зашла недавно ко мне соседушка моя, смиренная аки агнец Божий, присела на краешек стула и рассказала как поехала она с группой паломников по святым местам, да по причине своей суетности забыла все названия; ну больше всего, говорит, запомнился мне монастырь один старый, и давай мне твои Далматовские угодья описывать, да печалиться, что икону старца тамошнего не успела купить второпях. На что я подарила ей твою икону и сказала: не грусти, тот старец благодатный сам тебя нашёл. Радости ее не было предела. «Он! Это Он! Как ты узнала, что я у него была?!», все твердила она. Спасибо тебе, преподобный отче, ты снова дал понять, что Господь никому не навязывает своего общества, Он просто терпеливо ждет.
Ну вот, кажется и всё. Прости меня, преподобный Далмат, ещё раз за дерзновение, за то, что без страха Божьего в душе живу. А лучше стать хочется, ой как хочется лучше стать. И сердце чистым содержать перед Господом хочется, и жить по воле Божьей, чтоб душа непрестанно в Боге пребывала, ведь где Господь, там мир, свет, разум и радость. Помоги укрепиться в вере, чтоб против совести да против заповедей Божьих не идти. Научи молиться, надеяться, терпеть, прощать и любить всех нелицемерно. Благодарю тебя за то, что ты появился в моей жизни. Благодарю и прошу твоей молитвенной защиты!
P. S. …а знаешь, чем письмо от жизни отличается, в жизни-то постскриптум не добавишь, а в письме можно. Есть у меня одна просьба к тебе, Далмат: помолись у Великого Престола Божьего за нашего отца наместника и всю братию, великая ответственность на их плечах лежит. Не простое это дело обитель в соответствии с установленным тобой уставом содержать. Это благодаря им звонят колокола над Белым Городищем, напоминая каждому, вновь пришедшему к тебе, что жива наша Вера Православная. Умоли Господа, чтоб даровал им душевное спасение и телесное здравие, оградил молитвами святых Ангелов и сохранил на многая лета…

11. 04. 13 г.

6 комментария

  1. Кому чего, а мне бы муравьев рыжих домашних вывести. Заселили всю улицу. ((( Господи, прости!

  2. Удивительное письмо,на душе стало светло и радостно.Слава богу за все! Спаси господи!

  3. Прочитала письмо и поняла, что общаться с нашими Святыми Угодниками Божьими можно и нужно как с живыми, и тогда лучше поймешь и себя, и свое отношение к жизни. Спаси Господи!

  4. Слава Богу за все! Преподобне Отче наш Далмате, моли Бога о нас!
    Доброе, открытое, какое-то даже, родное письмо. Светло и радостно на душе после его прочтения.

    Отец Иннокентий, низкий Вам поклон с благодарностью!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

четыре + 16 =

Внесите свой посильный вклад в развитие сайта о Югской иконе Божией Матери

0

Your Cart