Местная религиозная организация приход Богоявленского собора г. Кургана Курганской епархии Русской Православной Церкви (Московский Патриархат)

"Се бо отныне ублажат Мя вси роди"

(Лк. 1, 48)

Чему и как учили в курганском духовном училище 100 лет назад (из воспоминаний выпускника В.М. Волкова).

Чему и как учили в курганском духовном училище 100 лет назад  (из воспоминаний выпускника В.М. Волкова).

В предыдущем номере нашей газеты мы уже познакомили читателей с автором мемуаров – Владимиром Македоновичем Волковым. В этом номере мы предлагаем Вашему вниманию выдержки из его работы «Курганское духовное училище», посвященные учителям и методике преподавания.

«[…] В состав преподавательского персонала Курганского духовного училища входили представители разных православных духовных академий России: четверо во главе со смотрителем училища были питомцы Казанской духовной академии, трое – из Московской академии и один из Петербургской академии. […] Что касается самого школьного преподавания, то оно проходило по вновь просмотренной в 1906 г. для духовных училищ программе, в круг которой входили следующие учебные предметы: Священная история Ветхого Завета в 1 классе; Священная история Нового Завета во 2 классе; Катехизис и Церковный устав в 3 классе; Краткая русская история в 4 классе; Русский и церковно-славянский язык в 1-4 классах; Греческий язык в 3-4 классах; Латинский язык в 2-4 классах; Арифметика в 1-4 классах; Природоведение и география в 1-4 классах; Церковное пение, в 1-4 классах; Чистописание и черчение, в 1-2 классах.[…]

Священное Писание Ветхого и Нового Завета преподавал помощник смотрителя училища Иван Васильевич Крылов. В 1891 г. по окончании курса Московской духовной академии со степенью кандидата богословия он определен надзирателем в Угличское духовное училище, в 1892 г. помощником инспектора Саратовской духовной семинарии, в 1895 г. – преподавателем латинского языка Новгород-Северского училища, в 1897 г. учителем латинского языка Ростовского Дмитриевского духовного училища, в 1903 г. – помощник смотрителя Курганского духовного училища. Умер в 1909 г. от туберкулеза Священную историю он раскрывал ученикам просто, ясно и понятно, общедоступным языком, иллюстрируя историю показом картин в лучших художественных изданиях. В праздники или в воскресные дни, или великим постом в большом училищном зале устраивались чтения из Священной истории и о Святой земле с цветными туманными картинами волшебного фонаря, что вызывало у учащихся живой интерес и доставляло не только им, но и взрослым большое удовольствие.  […]

Главным руководящим и начальствующим лицом в училище являлся смотритель, каковым и был за все время истории курганского училища Дмитрий Павлович Добромыслов из Казанской духовной академии, уроженец Костромской губернии. По окончании академии в 1885 г. он был преподавателем русского языка и литературы в Тобольске в мужском духовном и женском епархиальном училищах. Как смотритель училища, он преподавал Катехизис и Церковный устав, но за отсутствием преподавателя русского языка одно время он преподавал и русский язык. […] В 1909 г. в начале учебного года преподавание русского языка в выпускном четвертом классе вел как раз Дмитрий Павлович. После разбора хрестоматийных примеров Дмитрий Павлович преимущественное внимание обращал на привитие ученикам навыков самостоятельного изложения мыслей, уставного и письменного пересказа литературного произведения своими словами. Поэтому средоточием всякого рода упражнений являлось писание изложений, переложений, сочинений. Так, например, 3 сентября 1909 г. – классная работа: читается учителем начало поэмы Пушкина «Руслан и Людмила», дается тема: «Сказочный мир», написать пересказ стихотворения своими словами. И что же получилось? За урок иной ученик напишет всего только семь несчастных тетрадных строчек, да и то с большими полями. И замечание учителя: «Мало написано», и, кроме того – в работе пропущен один знак препинания». А 4 сентября другое изложение: «Отчего перевелись богатыри на святой Руси?» На этот раз написано тем же учеником восемнадцать строчек с полями. И снова замечание: «В изложении желалось бы больше связи между мыслями, не везде проставлены знаки препинания, встречаются, наконец, и орфографические ошибки». […] Путем такого рода тренировок ученики постепенно подводились к освоению предъявляемой им программой обучения требований, и Дмитрий Павлович настойчиво систематически и методически вел своих учеников к полной грамотности. Когда же во второй половине учебного года преподавание русского языка в четвертом классе перешло к назначенному в курганский Богородице-Рождественский собор новому настоятелю протоиерею-академику Дмитрий Аполлоновичу Матвееву из Петербургской духовной академии, бывшему до этого инспектором Тобольской духовной семинарии, то ученики духовного училища были уже в известной мере подготовлены к переходу для слушания семинарского курса словесности и русской литературы. […]

Географию и природоведение преподавал кандидат богословия Казанской духовной академии Николай Кузьмич Малков, из тобольских семинаристов, окончил Академию в 1902 г. и писал кандидатское сочинение: «Древнерусское воспитание по Домострою». […] Уроки Николая Кузьмича были всегда содержательны и интересны, он умел пробуждать в учениках любознательность, рассказывая увлекательно и художественно, уводя своих слушателей в путешествия по разным странам, знакомя с жизнью, нравами и обычаями разных народов земного шара, с городами, с их культурой и просвещением на базе воспитания чувства любви к своему родному Отечеству. Самый метод преподавания отличался наглядностью и способствовал хорошему глубокому запоминанию учебного материала. В этих целях Николай Кузьмич практиковал в своих занятиях по географии домашние задания письменного описательного характера на разные темы, например, в 3-м классе давались такие темы для сочинения, как: «Вулканическая работа земли» или «Китайцы» и тому подобные. […] Ученики любили Николая Кузьмича за его мягкий характер, несмотря на его строгую парадную внешность. Когда же он стал помощником смотрителя училища, то в его лице оно получило столь же заботливого и ревностного к попечению об учащихся руководителя и воспитателя, каким был и сам смотритель училища Д.П. Добромыслов.

Древние языки – греческий и латинский – преподавали в училище Николай Васильевич Попов и Сергей Николаевич Афанасьев. […] Н.В. Попов, из Вологодской духовной семинарии, кандидат богословия Московской духовной академии. Окончил академию в 1897 г., кандидатское сочинение писал на тему: «Государственное положение и внутреннее состояние раскола в царствование Петра I». Как преподаватель, он держал себя в отношениях с учениками доступно и просто, никогда не сердился, не повышал голоса, был терпелив и снисходителен. […] Латинский язык преподавал С.Н. Афанасьев, сибиряк, из Иркутской семинарии, один из молодых преподавателей, окончивший Московскую академию в 1902 г. Сергей Николаевич был мал ростом и притом горбатый, ходил несколько раскачиваясь, с наклоном вперед. […] Преподавание вел тоже толково. Обычно, вместо кафедры, он садился на первую двухместную ученическую парту, причем один ученик пересаживался на другую, а Сергей Николаевич садился на крышку парты, а ноги ставил на скамейку, держа классный журнал в руках, или же давал держать его сидящему на этой же парте ученику. Бывало и так: когда какой-либо ученик не выучил урока или плохо отвечал, или в чем-нибудь провинился за уроком, то вызывался Сергеем Николаевичем к парте, на которой он сидел, и тут происходила целая экспертиза по поводу нарушения или несоблюдения учебной дисциплины, своеобразная мистерия нравоучительного характера. Состояла она в том, что Сергей Николаевич одной рукой держал ученика, а в другую брал журнал и, символически касаясь корешком головы провинившегося ученика, читал ему нотацию вслух для всего класса, после чего ставил в журнале отметку: балл 2 или 3 с двумя минусами. Но это уже служило мерой строгого взыскания. Зато все успевающие ученики, как у Николая Васильевича, так и у Сергея Николаевича пользовались большим расположением и благосклонностью, поскольку они вызывали у учителей довольное, радостное, хорошее и доброе настроение.[…]

Преподавателем пения в Курганском духовном училище был Вениамин Александрович Александров из Тобольской духовной семинарии, окончивший курс придворной капеллы со званием регента. […] Как преподаватель, он был большой знаток и любитель пения, был требовательным и строгим учителем. У каждого воспитанника был учебный нотный Октоих в квадратных нотах на плотной бумаге и в хорошем крепком картонном переплете. Вениамин Александрович всегда приходил на уроки в класс со своей скрипкой в изящном футляре. Как он бережно вынимал свой инструмент из футляра, пробовал его настрой, взмахивал затем смычком и задавал первый тон, видно было, как он сразу входил в свою роль, и тогда… только слушай! И хор, организованный им из учеников училища, пел неплохо и свободно исполнял нотные номера пения, а в дни праздников на торжествах общественного характера учащиеся исполняли номера и светского пения. […]».

Владимир Македонович Волков своими мемуарами, написанными в 1974 г., полностью развенчивает стереотип о душной атмосфере духовных образовательных учреждений, описанной Помяловским Н.Г. («Очерки бурсы») и И.С. Никитиным («Дневник семинариста»). В своих воспоминаниях он обращает внимание и на организацию досуга в училище, которая воспитывала не меньше, чем учебные занятия. «Общественные выходы учеников духовного училища по традиции устраивались осенью, в начале учебного года, и весной, перед экзаменами, так называемые «маевки». Это были или прогулки на пароходе по р. Тобол во время его весеннего разлива, когда пароходы приходили «с низу» из Тобольска. Это было веселое праздничное гулянье с городским оркестром духовой музыки, или прогулка всем училищем на пикник за пять верст от города в березовую дубраву-рощу Карчевского, где были пруды. Брали с собой большой самовар, посуду, провизию, фруктовую воду. Организовывалось чаепитие на зеленом лугу под деревьями, а потом игры в мяч. Бега, купание, или устраивалось паломничество в с. Введенское за 18 километров от города, где находился прекрасный большой каменный из красного кирпича храм во имя Святого апостола евангелиста Иоанна с местночтимой святыней и небольшой общиной монахинь, которые приветливо и радушно принимали юных паломников, предоставляя им ночлег в домах жителей села и питание в своей трапезной-столовой. Село расположено на небольшой возвышенности у соснового бора с живописным лесным озером, полным рыбы и дичи. Ночевка где-нибудь на сеновале или в сарае на душистом сене, утром пробуждение от пения петухов и мычания коров, умывание в протекающей по селу маленькой речушке с прозрачной чистой водой, затем стояние обедни в храме, завтрак и чай, и прогулка в лес и на озеро, где столько живописных картин природы, такой чистый здоровый смолистый воздух, где так легко и приятно дышится, что хочется дольше пробыть в такой обстановке!… Такие выходы, экскурсии с каждым годом сближали между собой учителей и учеников в одну дружную согласную семью, способствовали установлению между ними доброжелательных отношений и воспитанию взаимных чувств любви и уважения личности. Такая постановка дела не могла не оставить в душе воспитуемых глубокий след на всю их последующую жизнь».

Училище было закрыто на основании Декрета об отделении Церкви от государства и школы от Церкви, принятого Советом Народных Комиссаров Российской Республики 20 января 1918 г. и вступившего в силу спустя тря дня.

Подготовила к публикации

Ольга Бабушкина

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

один × 3 =

Внесите свой посильный вклад в развитие сайта о Югской иконе Божией Матери

0

Your Cart